Две Белые Руси

21.06.2018 14:41

В прошлом название Белая Русь имело две локализации. К рассмотрению причин «путешествия» имени мы вскоре обратимся. Но прежде остановимся на возможных значениях определения Белый в составе названия Белая Русь.

Слово со значением «белый» в составе этнических, географических наименований и религиозных имен-теонимов известно в ареалах разных народов.

Приведем известные нам этно- и топонимические факты: белые угры (гунны), белые хорваты, белые калмыки, белоукраинцы (этнографическая группа словенцев), венеты-венеды-венды – «белые» в кельтских языках (ср. древнеирландское find –  «белый»); Белая Русь, Белгород, Белград, Белая Церковь, Белая Вежа, Вена (прежде Виндобона кельтского происхождения, где винд – из find – «белый»), Белые и Чёрные Хазары (две части города Итиль, столицы Хазарии), хазарский город Саркел, буквально – «белая крепость»; многочисленные топонимы и гидронимы с корнем альб – «белый», в том числе: Альпы, Эльба-Лаба – «белая река». Наконец, следует упомянуть и теоним Белобог, противопоставлявшийся понятию Чернобог у поморских славян.

Использование слова белый, как и противоположного ему понятия чёрный, в приведенных наименованиях восходит к двум культурным традициям: индоевропейской (дохристианской, языческой) и восточной (кочевой, тюркской, алтайской, евразийской).

В соответствии с первой, белый цвет был символом высшего, божественного начала, удачи, счастья. В соответствии же с восточной культурной традицией, белый цвет, как и некоторые другие цвета, символизировали разные стороны света: белый – запад, чёрный – север, красный – юг, синий, голубой, жёлтый – восток.

В рамках этих двух культурно-исторических традиций и следует искать объяснение смысла названия Белая Русь, оставив в стороне, как ненаучные домыслы о льняной одежде, светлом цвете волос древних обитателей Беларуси, о белых снегах, зеркально-белой поверхности многочисленных озёр края и т. п.

Кочевая культурная традиция проникла в Европу вместе с ордами восточных народов, которые издавна беспрерывно двигались с востока на запад по своеобразному «коридору» – Великой евразийской степи. Славяне, особенно восточные, на разных этапах своей истории контактировали с кочевниками и использовали, как и другие народы в евразийском ареале, обе культурные традиции, связанные с цветовой символикой наименований.

Не исключено, что нашим предкам было известно разное осмысление названия Белая Русь, в том числе и то, которое могло быть распространено среди тюркского в своей массе населения Волжской Булгарии. Первоначальная Русь была его западным соседом.

 Для волжских булгар, активно торговавших с Русью и имевших с нею культурные и военные контакты, территория восточных славян действительно была «западной землёй».

Заметим, что тюркские народы были наиболее последовательными носителями евразийской пространственной символики цветообозначений, в которой запад символизировался белым цветом.

В славянском сознании, на наш взгляд, всё же доминировало и до сих пор преобладает более естественное для славян-индоевропейцев, исконное осмысление белого цвета как символа божественности, праведности, могущества, силы, значительности, мира и чистоты. Это значение слова белый и отображено в славянских географических названиях типа Белгород, Белград – главный, особенно значимый город, центр той или иной земли (аналогично осмыслялось и название «Виндобона», Вена из кельтских языков).

Название Белая Русь родилось как географическое понятие. Этническое обозначение беларусцы (беларусы, белорусы) образовалось от географического имени достаточно поздно –  в конце XVI – начале XVII веков.

Осмысление этого географического названия как «великая, высшая, главная, наиболее значимая, центральная, даже божественная Русь» было живым ещё в XIV–XVI веках. Это подтверждается фактом стойкого соотнесения названия Белая Русь с Московией, набиравшей в то время силу и претендовавшей на политическое объединение всей Руси. Тюркоязычные народы называли тамошних правителей ак падишах – «белый царь».

Не менее существенно и то, что московская политическая идеология была в своей основе церковной, а великий московский князь осознавался православным населением не только Великого Московского княжества, но и Великого княжества Литовского как государь православного христианства.

Русская церковь, которая претворяла в жизнь идею православной теократии, отдавала преимущество именно Москве, потому что тамошние великие князья, в отличие от литовских правителей, требовали безоговорочного подчинения центральной власти. Поэтому в названии Белая Русь, выступавшем в период становления Московской державы в качестве синонима наименованию Великая Русь, виден не только политический, но и религиозно-идеологический подтекст.

В 1488 году произошло официальное разделение русской православной церкви на две митрополии: восточную и западную. С тех пор название Белая Русь в значении «Великая Русь» в отношении Московского государства использовалось всё реже и вскоре перестало существовать.

А. В. Соловьев также считал существенным «религиозный подтекст» в названии Великая Русь в XIV–XVI веках. Но в отличие от этого автора мы видим более ранние истоки рассматриваемых названий, о чём и пойдет речь ниже.

Начиная с XVI и окончательно в XVII веке территория Московского государства стала называться однозначно Великой Русью. Таким образом, из двух синонимичных терминов Великая и Белая был выбран тот, который имел, по мысли идеологов Русской державы, более непосредственное, прямое значение.

А что же название Белая Русь? Именно с этого времени (конец XVI–XVII вв.) оно все чаще используется в отношении древней территории кривичей, Полоцкого княжества и соседней Смоленщины. Сообщения, подтверждающие наши выводы (см. предыдущий раздел), можно дополнить ещё двумя, весьма красноречивыми фактами.

Польский историк Ян Длугош в своей работе «События Польши», которую он закончил в 1480 году, в частности, отмечал, что река Березина-Днепровская «вытекает из болот Великой Руси около города Полоцка». Итальянец Гвагнини, писавший во второй половине XVI века о «Белой Руси под князем Московским», в 1578 году сообщил следующее: «Белая Русь возле Киева, Мозыря, Мстиславля, Витебска, Орши, Полоцка, Смоленска и земли Северской...».

Как видим, совсем иная Белая Русь (не Московская!) названа Великой, что ещё раз свидетельствует в пользу синонимичности этих наименований. Кроме того, в границы Белой Руси вместе с территорией кривичей включены земли всей Восточной Беларуси и даже смежных Северского и Припятского Полесья вплоть до Киева.

Чем же можно объяснить смену локализации названия Белая Русь в XVI–XVII веках? А может быть, никакой смены вовсе не было? В самом деле, могло ли «путешествовать» географическое название, которое в рассматрива­емый период начало утрачивать актуальность, терять переносный, символический смысл и постепенно становиться архаизмом?

Была ли практическая необходимость в искусственном изменении географической проекции устаревшего имени? Очевидно, нет. «Путешествие» названия происходило только в сочинениях современников и на географических картах, издававшихся в разных странах.

Это «литературное путешествие» и обусловило видимость смены реального местонахождения Белой Руси. А между тем она оставалась там, где и была испокон веков. Другое дело, что в XIV–XV веках это название было ещё очень «прозрачным», понятным всем, поэтому и приспосабливалось великими московскими князьями для обозначения своих владений.

Название Белая Русь в те далёкие времена было чрезвычайно актуальным. Различные авторы в своих произведениях старались конкретизировать не очерченные точно границы территории с этим именем. Отсюда и путаница сначала в географических описаниях старого времени, а затем и в научных попытках найти первоначальное размещение и забытый смысл такого прекрасного в своей загадочности наименования.

Не следует на этом основании утверждать, что московские правители искусственно возвеличивали своё государство. Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский, великие князья Ростово-Суздальской земли, где Долгорукий заложил в 1147 году Москву, называли себя «князьями белорусскими» по праву.

Так же по праву и славный город Полоцк назван «крепостью белорусской» ещё в самом первом из известных нам сегодня сообщений о Белой Руси. Действительно, название Белая Русь «древнее века Ольгердова и даже Гедиминова». Оно такое же древнее, как и само наименование Русь.

Фрагмент из книги: © А. Ф. Рогалев. Белая Русь и белорусы (в поисках истоков). – Гомель: БелАНТДИ, 1994. – С. 84–88. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна. 

P.S. Предлагаем ознакомиться с новой и расширенной версией профессора А. Ф. Рогалева о происхождении и первоначальном значении названий Русь, Белая, Великая и Малая Русь.

Читать: 

Русь, Великая Русь, Малая Русь,-signed.pdf (564,9 kB) 

и ещё здесь: 

Белая Русь. Название.Последняя версия.-signed.pdf (331777)