1812 год в российском историческом фильме "Василиса". Анализ сюжета.

22.07.2018 16:52

Фильм «Василиса» режиссёра  Антона Сиверса (Россия, 2014 год) представляет собой симбиоз исторического кино и мелодрамы.

По замыслу сценаристов (Ануш Варданян, Олег Маловичко, Дмитрий Месхиев), любовь молодого барина и крепостной девушки не должна закончиться так, как обычно и заканчивалась. Объединить двух людей из разных социальных слоёв можно лишь при экстраординарных обстоятельствах. Война для этого – вполне достоверное и прямо-таки идеальное условие.

Исторический фон фильма «Василиса», на наш взгляд, подан вполне правдиво и убедительно. Французы на оккупированной в 1812 году территории не зверствовали так, как немецко-фашистские захватчики в годы Великой Отечественной войны, но всё-таки вели себя, как ведут любые победители, – нещадно грабили местное население.

Тот французский отряд, который мы видим в фильме в деревне Елагино, является, скорее всего, одним из тыловых отрядов, задачей которых было снабжение передовых боевых полков продовольствием и фуражом.

На простой народ обрушились все тяготы войны, и жители небольших городков и деревень при приближении театра военных действий почти полностью уходили в леса, уводя с собой скот и унося по возможности пожитки. 

В тех же случаях, когда французские солдаты всё-таки успевали воспрепятствовать этому, начинались стычки, порой весьма жестокие и кровавые.

В восточной части Белоруссии и на соседней Смоленщине шла настоящая партизанская война, что мы и видим в фильме.

В некоторых случаях отряды партизан действительно возглавляли женщины, так что образ Василисы в этом плане также не лишён исторической достоверности.

В исполнении актрисы Светланы Ходченковой представлена волевая и пассионарная натура, способная объединить вокруг себя людей и повести их борьбу с оккупантами.

Отношения с молодым барином – офицером русской армии (актёр Дмитрий Соломыкин) не мешают проявлению и выражению социальной функции героини. Более того, они усиливают драматизм сюжета и делают его достаточно занимательным.

Из очевидных недостатков киноленты отметим, по нашему мнению, два существенных. Во-первых, авторы фильма явно увлеклись кровавыми сценами. В данном случае батальностью сюжета затемнено проявление героизма народа в ходе Отечественной войны 1812 года.

Во-вторых, в фильме нет и попытки как-то подать и выразить метафизический аспект войны. Мало показывать войну лишь на уровне антитезы – «мы» и «они». Вспомним, как изображал ту же Отечественную войну 1812 Лев Толстой в своей бессмертной  эпопее «Война и мир». Писатель задумывался о философии войны и рисовал яркие психологические портреты своих персонажей. Глубокого психологизма в фильме «Василиса», увы, нет. Герои действуют как бы по шаблону – так, как надо, в соответствии со сценарием.

Между тем реальные Василисы возглавляли и руководили партизанскими отрядами далеко не по собственной инициативе. В любой войне участвуют не только физические субъекты – солдаты, партизаны и командиры, но и некие более высокие проявления, которые витают над происходящим и поворачивают события так или иначе.

Соответственно, столкновениями армий руководят не одни только командующие-люди. У каждой армии есть свой незримый Дух, витающий над полями сражений.

Это было известно давно, ещё со времён «Илиады» Гомера, а может быть даже и раньше.

А народные вожди и герои разного масштаба, в том числе и местного, как Василиса, всегда во все времена выступали в роли медиумов-посредников между двумя сферами – небесным Эгрегором и земным театром военных действий, транслируя через себя некую необходимую в таких ситуациях энергию, которая благодатно действовала на тех, кто был призван защищать страну и побеждать врага.

Недаром ведь Василиса носит такое имя, в переводе с греческого языка означающего «царственная». И хотя это имя вынесено даже в заголовок фильма, той Василисе, которую мы видим на экране, всё же не хватает героико-патриотического пафоса и проявления жертвенности. Она явно приземлена, поэтому образ её и не впечатляет в полной мере.

© А. Ф. Рогалев. Литература, кино, жизнь. Гомель: Велагор, 2018. Авторский материал. Ссылка обязательна.