Соотношение количества этносов и языков в прошлом и настоящем. Этническая и языковая конвергенция

15.03.2017 17:03

Предполагается, что в первобытную эпоху реальным было такое соотношение количества этносов и языков, которое выражается формулой «один народ = один язык».  Но уже в период создания первых рабовладельческих государств обозначилась тенденция к укрупнению эт­нических единиц. Её результатом явилась этническая конвергенция (ср. латинское слово convergere – «приближаться», «сходиться»), то есть сближение или совпадение двух или более этно­сов в одном, более крупном этническом или надэтническом образовании.

В границах рабовладельческих империй возникали первые полиэтнические территориально-политические общности. Хотя они и были очень «рыхлыми» и поддерживались во многом силой оружия, тем не менее пред­ставляли собой сверхэтнические, или надэтнические объединения, в рамках которых под воздействием титульного (ведущего, консолидирующего) этноса  («собира­теля» племён и народов) намечалась этническая консолидация. Она проявлялась в том, что   несколько племён и племенных группы получали единое наименование, отображавшее процесс формирования общего этнического само­сознания.

Тенденция к укрупнению этнических единиц ещё отчетливее прояви­лась в эпоху феодализма и затем в постфеодальное время, когда на основе средневековых моноэтнических народностей начали складываться нации.

В составе любой формировавшейся народности и нации были так называемые генетические и негенетические представители основного народа, имевшие в качестве названия соответствующий этноним.

Например, наименование французы, которое появилось в IX веке, на протяжении очень длительного времени относилось к бретонским кельтам, гаскон­цам баскского происхождения, лотарингцам (потомкам аллеманов), прован­сальцам, бургундам, норманнам, аквитанцам, савоярам. Естественно, что среди этой этнической «мозаики» далеко не все были «генетическими фран­цузами», но в итоге все указанные этносы стали французами, населением страны Франции, утра­тив свою этническую доминанту и превратившись в субэтносы и этнографи­ческие группы.

Аналогично наименование кривичи, распространявшееся на жителей По­лоцка и Смоленска, относилось к исконным кривичам-полочанам и ко «вто­ричным», негенетическим кривичам-смолянам. Эти последние изначально были са­мостоятельным этническим коллективом, в числе первых славян продвинувшимся к северо-востоку из района Волыни и междуречья Днестра и Днепра и осваи­вавшим девственные вековые пущи у днепровских истоков. Смоляне (от их имени возникло название города Смоленска) были инкорпорированы криви­чами и в летописях в дальнейшем выступали под наименованием кривичи.

Рассмотренные примеры показывают, каким образом проявлялась тенден­ция к укрупнению этнических единиц, как конкретно осуществлялась этни­ческая конвергенция, в результате чего количество этносов в мире пос­тепенно уменьшалось.

При этом, однако, племенные (этнические) языки тех групп населения, которые включались в состав более крупной этниче­ской общности (народности, а затем нации) и начинали осознавать себя одним народом, автоматически не исчезали. Как в рамках народности, так и в грани­цах нации единым народом могли признавать себя несколько разноязычных групп населения, что обусловливало возникновение асимметрии в соотношении количества народов и языков. Количество народов уменьшалось быст­рее, чем количество языков.

Так, во многих странах современной Европы, где нации давно сложились, есть наряду с общенациональными также региональные языки. К упомянутым выше галисийскому, каталонскому (территория Испании), фриульскому и тирольскому (территория Италии) и бретонскому (территория Франции) языкам добавим фарерский язык на Фарерcких островах (Дания), гэльский язык в Шотлан­дии, валлийский в Уэльсе (территория Великобритании). Но носители этих языков, как мы уже говорили в предыдущем изложении, утратили свое этническое са­мосознание. У них нет собственной этнической доминанты, отличной от соответствующей общенациональной идеи.

Поскольку этническая и языковая конвергенция протекают с разными скоростями, в современном земном мире языков значительно больше, чем  народов. По разным данным, количество языков на Земле ныне – от двух с половиной до пяти тысяч (иногда говорят о семи тысячах языков), а количество народов – около одной тысячи. Такая неоднозначная оценка количества этносов – от двух с половиной до семи тысяч – свидетельствует о применении разных критериев при разграничении понятий «язык» и «диалект» (см. о нашем понимании этой проблемы выше).

Экспертные оценки говорят об ожидаемом резком сокращении количества народов в ближайшем будущем. Причина – нарастающая стандартизация, глобализация во всемирном масштабе. Этническая множественность, дробность, мозаичная пестрота этнической карты Земли становятся достоянием истории.

Эксперты международных организаций полагают также, что за XXI век исчезнет по меньшей мере и половина из су­ществующих  ныне языков, а может быть и все 90%, то есть глобализация явится мощным «катализатором», ускорителем не только этнической, но и языковой конвергенции. Соответствующие конвергентные процессы в современном мире усиливают массо­вая коммуникация, общая интенсивность и надэтнический характер информа­ционных процессов.

© А. Ф. Рогалев. Теория языкознания и философия языка. – Гомель: Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины, 2012. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.