История невров. Тотемные группы «Волки» и «Змеи».

12.04.2017 11:26

Из книги: © А. Ф. Рогалев. Этнические и географические названия как источник для изучения истории Беларуси. – Гомель: Барк. – С. 64–66. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

Наиболее распространённой областью локализации невров в исторических исследованиях был бассейн реки Припять, хотя историки и археологи размещали этот народ на весьма обширной территории – от Польши и Литвы до Днепра[1].

Самым обоснованным, на наш взгляд, является мнение О. Н. Мельниковской, локализовавшей невров в верхнем течении Днепра, в области распространения милоградской культуры VII–III веков до новой эры[2].

Геродот называл невров оборотнями, поскольку каждый невр якобы раз в год на несколько дней превращался в волка. По всей видимости, раз в год невры устраивали праздник, имевший тотемистическую основу и сопровождавшийся ряженьем в волков. Уподобление волку имело в понимании невров магическую силу и являлось знаком приобщения к предку-тотему. Волк был культовым животным у населения, жившего как раз в Верхнем Поднепровье в VII–III веках до новой эры.

Образ волка у древних индоевропейцев связывался с символикой войны и воина (повадки волка, по-видимому, соответствовали мыслимым в древности качествам мужчины-воина). Поэтому можно предположить, что «превращение невров в волков» было в действительности не просто культовым праздником, но и воинским обрядом, предполагавшим посвящение юношей в воинов и вступление их на правах полноправных взрослых членов в социум «людей-волков».

В научной литературе невров долгое время считали древнебалтским или древнеславянским этносом. В последние десятилетия их отождествляют с кельтами, часть которых в середине I тысячелетия до новой эры переместилась из центральноевропейских районов далеко на восток, вплоть до Верхнего Поднепровья и Посожья.

На наш взгляд, складывание невров происходило на неоднородной этноязыковой основе, в том числе и с участием кельтов. Заметим, что для милоградской археологической культуры характерны находки гальштатского типа, то есть относящиеся к гальштатской культуре иллирийских и кельтских племён, живших в южной части Средней Европы в раннем железном веке, в VIII–V веках до новой эры[3]. По всей видимости, кельты в составе невров были основным, но не единственным этноязыковым компонентом. Другим исходным компонентом являлись иллирийцы или иллиро-фракийцы.

Можно полагать, что движение кельтов затронуло прежде всего ту часть иллиро-фракийцев, которые жили на Среднем Дунае и были известны под наименованием нарцы (норийцы)[4]. Эти нарцы вместе с кельтами в конечном итоге и составили собственно невров. Но в любом случае до появления нарцев и кельтов в исследуемом регионе уже находились более ранние иллиро-фракийцы – гелоны.

Кельтский авангард был представлен боями (бойями) и вольками-тектосагами. Последние двигались на восток вдоль южных рубежей германского этноязыкового ареала и поэтому стали известны в источниках под германизированным названием Walhōz, с чем соотносится и самое распространённое славянское название кельтов – волохи.

Эти этнические наименования имеют кельтское происхождение и этимологически означают «волки». Такая семантика объясняется тем, что многие кельтские этносы считали своим тотемным предком божество в волчьем облике. По всей видимости, от кельтов невры и унаследовали культ волка.

Славянские группы, впервые появившиеся на территории Беларуси в начале новой эры, взаимодействовали с предшествовавшими этносами, в том числе и с неврами. Бытует мнение, что невры были инкорпорированы славянами, то есть растворились в славянской этнической и языковой стихии.

Именно от невров славяне могли перенять и веру в магическую силу и вещие способности волка. По крайней мере, в восточнославянских волшебных сказках волк выступает в качестве доброго помощника и покровителя основных героев. Именно такой образ волка рисуется в сказке «Иван-царевич и Серый Волк».

До сих пор в ряде местностей существует поверье о том, что встреча с волком, перебегающим дорогу, является добрым предзнаменованием.

В Беларуси издавна были широко распространены и поверья об оборотнях-волках. Скорее всего, эти поверья имеют реальную основу и являются кельтско-неврским «следом» в белорусской мифологии (напомним, что каждый невр раз в год превращался в волка). 

Отголосками древнего тотемизма и поклонения божеству в образе волка являются личные имена восточных славян с «волчьей» семантикой. Это не только имя Волк, от которого образовались фамилии типа Волк, Волков, Волченко, Волчек, Волчок, но и, возможно, такие описательные, явно табуированные имена, как Серый, Лютый, Клык и другие. Имя Волчий Хвост носил киевский воевода, разбивший радимичей на реке Песчане в 984 году.

Впрочем, на однозначно положительное восприятие волка в древности в белорусском ареале наслоились более поздние представления об этом звере как воплощении свирепости, коварства, жадности, жестокости и зла. Именно так воспринимался волк и на территориях распространения большинства других оседлых земледельческих и скотоводческих культур.

Для обществ же, устроенных на основах «военной демократии», для переселенческих ватаг, военных кланов и для отрядов наёмников, промышлявших набегами и войной, волк издавна был символом храбрости и победы.

С волком связывались и образ воина в двух вариантах – с одной стороны, воина-хищника, озабоченного только добычей, а с другой, – воина-рыцаря, которого больше интересовали приключения и победы.

В первые века новой эры античные авторы (Плиний, Аммиан Марцеллин и другие) упоминали невров, или нервиев у истоков Борисфена (Днепра). Но как понимать «истоки Борисфена»?

На «Карте мира» Аль-Идриси (1154 год) река Днепр отождествлялась в верхнем течении с современной Березиной-Днепровской. Поэтому не исключено, что невры-нервии (или их часть) располагались в северо-западных и центральных районах современной Беларуси.

Это предположение подтверждается следующими интересными топонимическими фактами: Навры, Неверы (деревни Мядельского района Минской области), Неровы (деревня Воложинского района Минской области), Наровы (деревня, существовавшая до 1973 года в Миорском районе Витебской области), Нурвяны, Нурвянцы (деревни Браславского района Витебской области). Все эти вероятные этнотопонимы фиксируются у «истоков Борисфена», в верховьях Березины или вблизи них.

Данные названия по своему происхождению восходят к «коллективным прозвищам» людей, основавших соответствующие населённые пункты (в топониме Неверы ощутимы «следы» переосмысления). В свою очередь «коллективные прозвища» – навры, неверы, неровы, наровы, нурвяны, нурвянцы – сохраняют «отголосок» древнего этнического наименования невры, нервии.

Почему же невры передвигались к северу и северо-западу от Верхнего Поднепровья из области милоградской культуры VII–III веков до новой эры? 

Вот что об этом рассказывал Геродот: «За одно поколение до похода Дария (1512 год до новой эры. – А. Р.) им пришлось покинуть свою страну из-за змей. Ибо не только их собственная земля произвела множество змей, но ещё больше напало их из пустыни внутри страны. Поэтому-то невры были вынуждены покинуть свою землю и поселиться среди будинов» (Геродот. История. Книга IV. Мельпомена, § 17, 105).

Мотив змей многозначен, но в данном случае он может указывать на тотем другого этноса, вытеснявшего невров из первоначальной Невриды. Этнические группы со змеиным культом поклонялись божеству в образе Змея или Змеи, Дракона. Заметим, что именно в Гомельской области издавна, кроме культа волка, существовал и культ цмоков (драконов, змей)[5]. Культ ужей хорошо известен по всей Беларуси. Это тоже реликты тотемизма и поклонения божеству Змею.

Непосредственно рептилоиды вряд ли стали бы выгонять волков-невров. Ведь рептилоидная колония на Земле находится на близком диапазоне частот, но не на одном диапазоне с плотным миром людей.

Кем же в таком случае были Змеи, напавшие на Волков-невров? Это могли быть либо всё те же кельтоязычные группы, но другого происхождения.

Слово невры, осложнённое детерминативами, имеет выход на праформу *(s)neh-  со значением «плести, связывать» и, скорее всего, означает «связанные», то есть «союзники». Следовательно, невры не были однородным этносом. В их составе как раз и могли находиться те, кого мы имеем в виду под обозначением «Змеи».

Этими «Змеями» вполне реально считать также  ираноязычные племена, которые проникали из лесостепных и степных районов нынешней Украины далеко на север.

Возможно, с этими ираноязычными «Змеями» связан комплекс укреплений под названием Змеевы (Змиевы) валы по берегам притоков Днепра южнее Киева…

Из книги: © А. Ф. Рогалев. Этнические и географические названия как источник для изучения истории Беларуси. – Гомель: Барк. – С. 64–66. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

 


[1] Обзор разных локализаций области Неврида см. в кн.: Нейхардт А. А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии. – С.  118–120.

[2] Мельниковская О. Н. Племена Южной Белоруссии в раннем железном веке. – М., 1967. – С. 173. 

[3] Археалогiя i нумiзматыка Беларусi: Энцыклапедыя / Беларуская Энцыклапедыя; Рэдкал.: В. В. Гетаў і інш. – Мінск, 1993. – С. 154.

[4] Толстов С. П. «Нарцы» и «волхи» на Дунае // Советская этнография. – 1948. – № 2. – С. 8–37.

[5] Рогалев А. Ф.  Происхождение гомельских цмоков // Рогалев А. Ф. Гомель. Страницы древней истории, формирование улиц, местные тайны и загадки. – Гомель, 2014. – С. 236–239.