Что важнее при установлении культурно-исторических связей народов - генетика или этническая психология и образ мышления?

16.01.2017 20:24
Историк Сергей Эдуардович Цветков рассказывает следующее.
Исследования, посвящённые расшифровке генома разных этносов, показывают, что из всех народов Европы славянские народы (в том числе и русские) в наименьшей степени подверглись ассимиляции. Из 11 основных антропологических признаков у славян сохранились неизменными 7–9, тогда как у других европейских народов – всего 4–5. Антропологических различий между русскими, живущими в Калининграде и на Камчатке, куда меньше, чем между немцами, живущими в соседних германских областях.
Исследования Х- и Y-хромосом русских людей, в свою очередь, показали абсолютную генетическую идентичность русского населения на всём огромном пространстве России. Так что русские – классический этнос, со своими стойкими признаками и особенностями.
Обладатели «русского гена» относятся к так называемой гаплогруппе R1a Y-хромосомы. К ней очень близки некоторые другие славянские народы.
Научные данные полностью опровергают модную кое-где за рубежом теорию, что русские – молодая историческая общность, возникшая в 13–15 веках из породнившихся с татарами славянизированных финнов.
Во-первых, появление «русской» ДНК-хромосомы относится, по крайней мере, к 6 тысячелетию до новой эры (кстати, к этому же времени относится начало формирования индоевропейской языковой общности). Это о пресловутой «молодости» русского народа.
Во-вторых, сравнение игрек-хромосом русских и татар показало расстояние в 30 условных единиц. Ни о каком, даже дальнем родстве, здесь говорить не приходится.
И, в-третьих, исследование структуры игрек-хромосомы у русских и финских мужчин показало различие также в 30 условных единиц.
В то же время генетическое отличие между русскими, населяющими Северо-Восток нашей страны, и так называемыми финно-угорскими народностями России (мордва, марийцы, коми-зыряне и др.) оказалось равным всего 2–3 единицам. Это прекрасно иллюстрирует сообщение «Повести временных лет» о том, что славяне «умыкали» себе девиц у местных жителей. Вот откуда у некоторых русских широкие скулы и тёмные волосы, что так часто принимается за «монголо-татарское» наследие.
Кстати, подтвердилось, что русские, украинцы и белорусы – это один этнос, не имеющий каких-либо серьёзных генетических отличий.
Источник: Восточные славяне. Антропология и этническая история / Под редакцией Т. И. Алексеевой. – Издание 2-е, дополненное. – Москва: Науч-ный мир, 2002. – С. 95–108.
Добавим к сказанному и последние новости. По сообщениям Института общей генетики РАН, международный коллектив учёных опубликовал комплексное генетико-лингвистическое исследование славян и балтов, показав, почему восточные и западные славяне похожи друг на друга, а южные от них сильно отличаются.
Исследование языков и генетики славян было проведено коллективом учёных под руководством доктора биологических наук О. П. Балановского (Институт общей генетики и Медико-генетический научный центр) и академика Рихарда Виллемса (Эстонский биоцентр и Тартусский университет) и опубликовано в журнале PLoS One.
В работе участвовали исследователи из многих стран, где большинство населения составляют славянские и балтские народы (России, Украины, Белоруссии, Литвы, Эстонии, Хорватии, Боснии и Герцеговины), а также учёные Великобритании и консорциум международного проекта Genographic.
Генетики исследовали более восьми тысяч образцов ДНК из более чем полусотни балто-славянских популяций. Основные группы – это восточные славяне (белорусы, русские, украинцы), западные славяне (кашубы, поляки, словаки, чехи), южные славяне (болгары, боснийцы, македонцы, сербы, словенцы, хорваты) и современные балтские народы (латыши, литовцы).
Анализ проводили по трём генетическим системам: это Y-хромосома, передающаяся по отцовской линии, митохондриальная ДНК (мтДНК), передающаяся по материнской линии, и аутосомная ДНК, равно включающая геномы отца и матери (полногеномный анализ).
По всем трём системам получились похожие картины. Восточные славяне – русские центральных и южных областей, а также белорусы и украинцы – образуют чётко сформированную группу.
Из западных славян поляки очень близки к восточным славянам, а чехи и в меньшей степени словаки несколько смещены в сторону немцев и других западноевропейских популяций.
Южные славяне поделены на западный (словенцы, хорваты и боснийцы) и восточный (македонцы и болгары) регионы с сербами посередине. При этом они генетически сходны со своими неславянскими соседями по Балканам – румынами, венграми, греками.
Балтские популяции – латыши и литовцы – обнаруживают близость к эстонцам, говорящим на языке финно-угорской группы, и к некоторым восточным славянам (белорусы). Оказалось также, что балтские популяции генетически близки к волжской группе финно-угорских народов (особенно к мордве). Таким образом, на популярной теории «балто-славянского единства» можно ставить крест.
Обратившись к лингвистике, учёные построили реконструированное дерево балто-славянских языков и для всех популяций сравнили три параметра – генетику, язык и географию. Самая высокая корреляция оказалась между генетикой и географическим положением популяций.
Учёные считают, что, распространяясь по Европе, славяне интенсивно включали в свой состав местные популяции, которые жили на данных территориях в дославянские времена. Славяне приносили с собой язык и впитывали генофонд местных популяций. Этот глубинный генетический «субстрат» был различен для разных ветвей славян.
Восточноевропейский субстрат приняли в себя западные и восточные славяне. Вероятно, большую часть его составили балтские народы, расселенные некогда очень широко по Восточноевропейской равнине.
Другой, южноевропейский субстрат, впитали в себя южные славяне, и его составили дославянские балканские народы.
Эти процессы сцементировали западных и восточных славян в единую генетическую общность, а южные славяне таким образом приобрели большее сходство с неславянскими народами Балкан, чем с другими славянскими народами.
НАШ КОММЕНТАРИЙ
Генетика даёт вполне определённую раскладку, но важнее всё же не показатели физических тел, а духовно-психологическое состояние этносов, или их образ мышления, менталитет, этническая психология.
Физическое тело – это форма, а самоощущение и самоидентификация – это содержание. Из единства философских категорий формы и содержания следует, что содержание всегда подвижнее и изменчивее, а форма более архаична и статична. Содержание выступает как ведущая категория, а форма – как ведомая.
Так вот, тесты физических тел (формы) не могут быть равнозначными показателям духовно-психологического плана. В каждой семье отец и мать, с одной стороны, и дети, с другой стороны, являются непосредственными генетическими родственниками, но в душевной организации и в психологическом складе они, как правило, являются разными. Души их не родственны.
И, наоборот, близкие родственники по духу отыскиваются для того или иного человека далеко за пределами родственного в физическом отношении круга.
Точно так же следует подходить и к пониманию близости (этнопсихологическому притяжению, резонансу) или к отчуждению (диссонансу, отсутствию взаимной комплиментарности) этносов друг от друга.
Родственные славянские народы по крови и языку далеко не братья по духу и образу мышления. Так было всегда – и в прошлом, и в новое время.
Самые близкие физические и языковые родственники сербы и хорваты, украинцы и русские не приемлют искусственного братства и не считают себя единым народом. Русские учёные, особенно историки, этого никак не могут понять.
Даже белорус, уж, казалось бы, самый близкий русскому человеку субъект, тем не менее никогда не отождествит себя с русским. Аналогично поляк всегда свысока относился и относится к белорусу, который в свою очередь не любит поляков.
Балты и славяне также никогда не были едиными по духу. По языку – да, но по этнической психологии – нет. Представление о «балто-славянском единстве» обосновано лингвистами на основе действительной исторической близости балтских и славянских языков. Но языковая история и этнокультурная история – пересекающиеся, но не идентичные понятия.
В современной этнологии языковые сходства и различия, даже полное языковое единство (например, испаноязычных народов) не принимаются в качестве идентифицирующих показателей. Главным критерием этнической близости или отчуждённости является критерий этнопсихологический – самосознание, самоидентификация, восприятие других по шкале комплиментарности.
Соответственно, данные крови и ДНК рассматриваются как важные и определяющие только кабинетными учёными. Исторические же события и особенно живая реальность опровергают их построения в полной мере.
Слово русский как форма для обозначения некоего содержания сохраняется на протяжении многих веков, но само содержание этого слова с течением времени постоянно изменялось. Поэтому отождествление современных русских с русами и русинами первого тысячелетия новой эры смешны и нелепы. Никто ведь не отождествляет себя со своим прадедушкой, хотя, может быть, и носит его личное имя…
Источник: А. Ф. Рогалев, профессор.